СЕТЬ ОРГАНИЗАЦИЙ "ЕСЛИ ДОМА НЕТ…"

ПОМОЩЬ БЕЗДОМНЫМ ЛЮДЯМ В МОСКВЕ.

Дом для уставшей души: фотожурналист прожил несколько дней с бездомными

Опубликовала Лена Коваленко 22 - ноября - 2013

В Вологде, в Центре по работе с населением на улице Северной проходит фотовыставка под названием «Дом для уставшей души». Ее автор Марина Мурзина не состоит ни в каких волонтерских организациях, просто неравнодушный человек. Задумавшись о проблеме бездомности, Марина не просто стала фотографировать бездомных людей, она прожила с ними бок о бок два дня в ночлежном доме, общалась с ними. Так появились комментарии к фотографиям, фрагменты счастливых воспоминаний людей, оказавшихся без своей крыши над головой.

Вологда – город с размеренным темпом жизни, это может почувствовать не только москвич, но и петербуржец. Однако это областной центр, и в нем есть тот же стандартный набор проблем, что и в мегаполисах, разве что в значительно меньших масштабах. Вот и проблема бездомности хоть и не столь вопиюща, как в столицах, однако она существует. И единственного на весь город муниципального учреждения, рассчитанного на 40 человек (из них 10 мест для женщин), конечно, недостаточно для того, чтобы кардинально эту проблему решить. Тем не менее, люди постоянно находят приют в вологодском ночлежном доме, где могут прожить достаточно долгий срок (вплоть до полугода).

Социальные работники помогают бездомным восстанавливать документы, находить работу, инвалидов устраивают в интернаты и дома престарелых. Характерное отличие от подобных заведений того же Санкт-Петербурга: здесь принимают людей из любого региона России, их бывшее место проживания значения не имеет.

Особая атмосфера ночлежного дома начинает ощущаться очень скоро, достаточно провести там чуть больше, чем требуется для ознакомительного визита. «Когда я осталась на ночь в ночлежном доме, то почувствовала, что там время будто перестает существовать – становится не важно, который час», — говорит Марина Мурзина. Кстати, само здание напрямую связано с историей благотворительности в Вологде. Оно построено в 1777-ом году и является одним из первых гражданских каменных зданий в этом городе. В 1889-м году это здание приобрел купец Т. Е. Колесников и устроил в нем бесплатную столовую и ночлежный дом. Нынешний же ночлежный дом открылся здесь в 1992-ом году.

Марина Мурзина: Раньше я просто увлекалась фотографией. А так как я учусь в Вологодском государственном педагогическом университете на факультете журналистики, то заинтересовалась фотодокументалистикой, имеющей социальный аспект. То есть мне захотелось при помощи фотографии рассказывать о каких-то проблемах, о том, что тем или иным людям нужно помочь. И один мой знакомый рассказал мне про то, что в Вологде есть ночлежный дом.

Честно говоря, до этого я даже не думала, что в наше время есть ночлежные дома, помнила только пьесу Максима Горького «На дне». Вологодский ночлежный дом – это муниципальное учреждение. Я пришла туда и договорилась с директором, Андреем Ивановичем Волковым о том, что буду фотографировать тех, кто там живет. Он меня представил людям и сказал, что я буду их фотографировать для выставки. Чтобы лучше прочувствовать атмосферу, я решила прожить в ночлежном доме два дня и одну ночь. Так и получился мой репортаж.

То есть сначала я думала, что будут только фотографии, а потом это вылилось в целый проект с фрагментами рассказов счастливых воспоминаний бездомных, небольшой инсталляцией, которую сделала Марьяна Лешукова, и сбором пожертвований на нужды этих людей. Инсталляция – это сухой паек, который выдается обитателям ночлежного дома: тушенка, вермишель быстрого приготовления, кофе и хлеб.

— Какого возраста люди живут в ночлежном доме?
— Самому молодому человеку из тех, кого я там встретила, 19 лет. Сам он с Украины, его бросила мать, когда они приехали сюда. Но в основном в ночлежном доме живут люди преклонного возраста. Каждую зиму ночлежный дом переполнен, даже приходится изменять обычный порядок и ставить дополнительные кровати.

— Как директор ночлежного дома отнесся к вашему предложению сделать фоторепортаж? Ведь вы, человек со стороны, а это – государственное учреждение
— Он воспринял это нормально, только сначала подумал, что я собираюсь сделать дипломную работу. Когда он узнал, что планируется выставка, он обрадовался – ведь это способ еще раз обратить внимание на проблему бездомности. Тем более, что теперь, в связи с тем, что бюджет будет урезан, будет уменьшен и размер сухого пайка. И мы – то есть Центр по работе с населением, где проходит фотовыставка, ночлежный дом и я – проводим акцию по сбору средств в помощь подопечным ночлежного дома. И люди приносят на выставку не только денежные средства, но и продукты. Но по нашему телевидению периодически объявляют о ночлежном доме, и уже прямо туда люди приносят одежду.

— В ночлежном доме работают только его официальные сотрудники? Есть ли волонтеры?
— Туда периодически приходят студенты социально-педагогического факультета нашего университета. Они проходят там практику. Что же до волонтеров, то я про это ничего не слышала.

— А как вас приняли сами подопечные ночлежного дома?
— Некоторые отворачивались, а некоторые восприняли нормально. Есть такие, которые очень охотно идут на контакт. Один дедушка читал мне свои стихи, пел песни. И люди охотно рассказывали, как они попали в свои тяжелые ситуации, но очень трудно было уговорить их, чтобы они поделились своими счастливыми воспоминаниями. А сначала я собиралась просто фотографировать, но когда поняла, какие там собрались интересные люди, у каждого своя история, стала сама расспрашивать их более подробно. Когда потом я представила свой фотопроект на «Школе русского репортера», мне подсказали идею сопроводить фотографии фрагментами счастливых воспоминаний тех, чьи портреты представлены. В процессе общения, конечно, заходили разговоры и о том, как эти люди перешли от нормальной жизни к той, которая у них сейчас, но я никогда не спрашивала об этом прямо. Некоторым тяжело не только говорить о себе, но и слушать истории других людей. Как-то раз я разговаривала с одним мужчиной, а другой мужчина, сидящий рядом, слушая рассказ моего собеседника, заплакал. Многие думают, что люди попадают в такие ситуации, только если спиваются или через тюрьму. Но причины могут быть очень разные. Например, одну женщину стал бить муж, она ушла, попала в больницу, провела в больницах восемь лет и теперь даже не знает, где ее сын. У кого-то сгорел дом.

— До того, как попасть в ночлежный дом, вы встречались с людьми, подобными его обитателям? Общались с кем-то из них?
— Общения, как такового, не было. Просто я видела, как люди, например, просят милостыню. Эти люди никогда не вызывали у меня страха. Иногда у меня вызывали некоторое отторжение люди, роющиеся в помойках. Но милостыню я стараюсь подавать.

— Когда вы общались с обитателями ночлежного дома, у вас возникало ли хотя бы иногда ощущение, что ваши собеседники психически неадекватны?
— Нет, они мне показались вполне адекватными людьми. Ну да, у них есть свои переживания, многие хотели бы иметь дом, семью, но не могут. У многих мужчин последствия инсультов, но это не психическое заболевание. Хотя ощущается, что в ночлежном доме свой мир, и эти люди привыкли в нем жить. Даже за те два дня, которые я там прожила, я почувствовала эту изоляцию. У них есть свои увлечения, например, некоторые женщины любят вязать, но так как у них нет денег, чтобы купить нитки, они старые кофты перевязывают на новые. Еще меня поразило, что больше половины тех, кто там живет, читают книги, причем не только бульварные романы, но и классику.

— Что вы собираетесь делать дальше? Это для вас разовый проект или вы думаете продолжать как-то участвовать в жизни нуждающихся, необязательно именно бездомных?
— Для начала надо провести вот эту акцию, как-то помочь конкретным людям. А дальше… Я хочу заниматься фотожурналистикой и привлекать внимание к социальным проблемам. Думаю попробовать посетить интернаты, дома престарелых, хотя и знаю, что туда фотокорреспонденту попасть гораздо сложнее. Есть у меня и другие задумки, но пока я не буду о них говорить. Что же касается ночлежного дома, то я с тех пор иногда захожу туда, разговариваю с людьми, иногда они звонят мне по телефону. Один музыкант, живущий там, дал мне послушать диск со своими песнями.

— Как отнеслись к вашему проекту ваши однокурсники, то есть ваши будущие коллеги?
— О том, что есть такой ночлежный дом, мне рассказал как раз мой одногруппник, он уже работает журналистом. И в целом однокурсники отнеслись к проекту очень хорошо. Некоторые другие мои знакомые говорили, что не хотят на такое смотреть, не хотят портить себе настроение. Но что касается моих одногруппников, то они сочувствуют людям, попавшим в беду, и пишут на такие темы, например, о социальной адаптации выпускников детских домов. Да, кто-то не хочет обо всем этом знать. Но мне кажется, что нужно жить реальностью и как-то участвовать в решении проблем, которые есть в мире.


Беседовал Игорь ЛУНЕВ, фото: Марина МУРЗИНА

Дата публикации: 21.11.2013

Источник: Милосердие.ру

Хостинг предоставлен компанией «AGAVA»

TWITTER

    ВИДЕО

    FLICKR

    4175_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4172_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4161_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4157_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4156_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4151_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_