СЕТЬ ОРГАНИЗАЦИЙ "ЕСЛИ ДОМА НЕТ…"

ПОМОЩЬ БЕЗДОМНЫМ ЛЮДЯМ В МОСКВЕ.

История мурманчанина, пробывшего 16 лет в рабстве в Дагестане, потерявшего документы, вернувшегося на родину, оказавшегося бездомным...

Опубликовала Лена Коваленко 10 - марта - 2011

4 марта 2011
Валерий Бабурин

В сентябре 2010 года за помощью в Мурманскую РБОО «Улица» обратились работники московской православной службы «Милосердие». Суть обращения заключалась в следующем. Во время очередного рейда автобус «Милосердия» подобрал пожилого бездомного мужчину – Афонькина Владимира Петровича, как чуть позже выяснилось, бывшего мурманчанина.

Оказалось, бездомный провел в Дагестане в рабстве 16 лет. После того, как он потерял способность работать и стал не нужен своим хозяевам, его попросту выкинули на улицу – по всей видимости, рассчитывали на то, что больной старик умрет где-нибудь по дороге.

Не понятно, каким чудом, но мужчине удалось добраться до Москвы. К этому моменту состояние его здоровья оставляло желать лучшего – сказывались тяжелые условия пребывания в рабстве (изнурительный труд, плохое питание), а также последствия перенесенного инсульта.

С учетом численности бездомных в Москве, устроить такого клиента в какое-либо столичное социальное учреждение нереально, поэтому москвичи попросили нас пристроить человека на родине. Удалось выяснить, что у В.П. Афонькина в Мурманске была квартира и семья.

Однако, помимо состояния здоровья, существовала другая проблема: мужчина, по решению мурманского суда в 1996 году, был признан без вести пропавшим.

Для начала «Улица» связалась с работниками городского комплексного центра социального обслуживания населения. По их словам, определить такого «сложного» клиента в интернат для престарелых инвалидов трудно, но все же можно: главное – установить личность и восстановить документы.

Но вот вопрос – куда поместить человека до того времени, как будут урегулированы все юридические вопросы, ведь в городе, как известно, до сих пор нет ни одного социального учреждения по обслуживанию бездомных?..

Вспомнили про отца Геронтия и подворье Трифоно-Печенгского монастыря, где организован приют для бездомных. Созвонились с настоятелем, он дал согласие приютить Афонькина. Сообщили московским коллегам и стали ждать.

Помимо этого, соцработнику «Улицы» удалось разыскать родственников бывшего пленника. Как выяснилось, жена Афонькина скончалась в прошлом году, родной сын неизвестно где, приемный сын проживает в той же квартире, где когда-то проживал его отчим. Из общения с ним стало ясно, что неожиданно воскресшего Владимира Петровича в Мурманске никто не ждет: приемный сын прямо заявил, что не пустит его на порог, при этом все время ссылался на непростые в прошлом отношения с отчимом.

Перед новым годом раздался звонок из Москвы: прибытие 3 января в 13:10, поезд Москва-Мурманск, вагон 14 – встречайте. Встретили. Когда я увидел Афонькина, меня охватил ужас! Как в хронике, запечатлевшей узников фашистских концентрационных лагерей, – маленький высохший человек, впалые глазницы, беззубый, впалый рот, скрюченные в коленях и не разгибающиеся ноги, нечленораздельная речь…

По словам социального работника «Милосердия» Владислава Яралова, когда Владимир Петрович попал к ним, то весил не более 30 килограммов. Это уже потом, когда незадолго до отправки в Мурманск его удалось определить в одно из московских социальных учреждений, он немного поправился. Самостоятельно слезть на перрон он не мог, его выносили на руках.

С вокзала поехали на подворье Трифоно-Печенгского монастыря, где и приняли странника. Поместили его в общий барак, выделили койку. Для человека, перенесшего такие мытарства, место не самое подходящее, поскольку бытовые условия там оставляют желать лучшего, но, к сожалению, другого пристанища для бездомных в Мурманске нет. Спустя пару недель Афонькина перевезли в городской хоспис, при больнице ОМСЧ «Севрыба».

Затем случилось другое чудо. Неожиданно нам позвонили из Петрозаводска – звонила родная сестра Владимира Петровича, которая увидела в какой-то карельской газете статью, рассказывавшую о судьбе ее брата. Через несколько дней сестра и племянница были в Мурманске. Из общения с родственниками выяснилось, что в Карелии у него живет престарелая мама, отец умер в прошлом году, так и не дождавшись сына. Как рассказала сестра Владимира Петровича, Валентина Петровна, родители все это время вели поиски сына, обращаясь в милицию, прокуратуру, но все безрезультатно. Отец до последнего надеялся на встречу с сыном.

После вокзала на полчаса заехали в гостиницу, а потом сразу же в хоспис, где и произошла долгожданная встреча. После того, как Афонькин попал в медицинское учреждение, здоровье его сразу же стало ухудшаться – к моменту прибытия родственников Владимир Петрович уже не мог ходить,  говорить, с трудом шевелился на постели и почти все время был в забытье, по ночам сильно кричал. Однако как только Валентина Петровна окликнула его по имени, он сразу же пришел в себя и, к удивлению всех, узнал сестру и племянницу, которых не видел более 16 лет. Дальше были эмоции!..

В эту же ночь Владимир Петрович Афонькин скончался. Соседи по палате говорят, что это была единственная ночь, когда он спал спокойно…

Но на этом история не закончилась. Поскольку никаких документов, удостоверяющих личность, у покойного не было, похоронить его как Афонькина В.П. никто не имел права, следовательно, нужно было устанавливать личность, а это требовало времени. Впрочем, все можно было сделать гораздо быстрее. Как выяснилось, покойный отбывал наказание в местах лишения свободы, и для установления личности всего-то нужно было работникам милиции приехать в хоспис и сверить отпечатки пальцев. Социальный работник хосписа неоднократно обращался в милицию с просьбой ускорить процесс установления личности Афонькина В.П., но приезда сотрудников правоохранительных органов так и не дождался…

В сложившейся ситуации было два варианта – хоронить Афонькина как безродного за счет средств городского бюджета или ждать когда установят его личность, но сколько потребуется для этого времени, никто сказать не мог. Родственники выбрали второй вариант и отбыли домой, а Владимира Петровича отправили в морг городской больницы. Через три недели Афонькин был признан Афонькиным, а еще через несколько дней похоронен на кладбище в Мурмашах. В последний путь Владимира Петровича провожали сестра Валентина Петровна, племянница Лена и работник «Улица». Так завершилась эта печальная история…

Источник: Межрегиональная Сеть «За преодоление социальной исключенности»

Хостинг предоставлен компанией «AGAVA»

TWITTER

    ВИДЕО

    FLICKR

    4175_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4172_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4161_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4157_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4156_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_4151_I-ROSSIKOV.NAROD.RU_РОССИКОВ ИЛЬЯ_